Золотой век России

Бахрушины

Бахрушины - династия московских предпринимателей, благотворителей. Основатель фамилии — выходец из касимовских татар, поселившийся в Зарайске в XVII веке. Перебравшись в 1830-х гг. в Москву, Бахрушины основали там кожевенный завод, где выделывалась лайка для перчаток. Вскоре они присоединили к нему суконную фабрику. Алексей Петрович Бахрушин (1853—1904) начал заниматься коммерческой деятельностью с 1870-х гг., а после смерти отца, в 1890-е, стал совладельцем фирмы «Товарищество кожевенной и суконной мануфактуры Бахрушин и сыновья».

Алексей Александрович Бахрушин - дядя Алексея Петровича, знаменитый основатель Театрального музея в Москве; собирал всё, что имело отношение к истории русского театра. Коллекционирование для него стало смыслом жизни. В 1894г. Александр Александрович впервые показал свое собрание публике. Спустя 20 лет он передал две тысячи бесценных экспонатов по истории русского театра в дар Академии наук. Ныне Театральный музей, созданный А.А.Бахрушиным, носит имя его основателя. По мнению современников, у всех Бахрушиных в крови были благотворительность и коллекционирование.

Когда заканчивался год, они подводили итоги — если все было финансово благополучно, выделялась определенная сумма на благие дела — строительство больниц, приютов, колоний для беспризорных, ремесленных училищ, богаделен, домов для престарелых артистов. За свои заслуги перед обществом Бахрушины легко могли получить дворянство, но купечеству изменить не захотели. Получение сословных привилегий никогда не было их целью. Бахрушинская коллекция русских древностей не затерялась в его огромном собрании — сегодня она занимает почетное место среди прочих реликвий отечественной истории.

Третьяковы

Третьяковы - фамилия двух родов российских купцов и предпринимателей, не находившихся между собой в родственной связи. Первые упоминания о Третьяковых относятся к 18 в.; в 1774 Елисей Мартынович Третьяков, купец 3-й гильдии, переселился из Малого Ярославца в Москву. Наследники Третьякова продолжали торговое и промышленное дело. Михаилу Захаровичу Третьякову (1801—1850), а затем его сыновьям Павлу и Сергею принадлежала в Костроме льноткацкая и льнопрядильная фабрика.

Павел Михайлович Третьяков, русский художественный деятель, основатель Третьяковской галереи, действительный член (с 1893) петербургской Академии Художеств, разделял идеи русских просветителей. С 1856 начал собирать произведения русского искусства, преимущественно демократического направления. Рассматривал свою деятельность как национальное дело. В 1892 передал своё собрание в дар г. Москве.

Сергей Михайлович Третьяков - собиратель живописи, деятель городского самоуправления, в 1877—81 московский городской глава. Был активным деятелем Московского художественного общества, Московского училища живописи, Русского музыкального общества. Своё собрание западноевропейской живописи завещал в 1892 через брата Москве. Первоначально оно находилось в Третьяковской галерее, в 1925 было передано в Музей новой западной живописи, ныне — в Эрмитаже (Ленинград) и Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина (Москва).

Гаврила Гаврилович Солодовников

Именно этим человеком было сделано уникальное, самое крупное в мире пожертвование. Речь идет о 20-ти миллионном состоянии купца Г.Г. Солодовникова. Согласно воле жертвователя, большая часть этой огромной по тем временам суммы была потрачена на устройство в Тверской, Архангельской, Вологодской и Вятской губерниях земских женских училищ, мужских и женских профессиональных школ, а также создание родильного приюта на 50 человек. Оставшиеся деньги пошли на постройку в Москве домов с дешевыми квартирами для малоимущих.

 

 

Сергей Павлович Дягилев

В 1905г. участники худ. объединения «Мир искусства» устроили в Таврическом дворце грандиозную выставку русского портрета. С. П. Дягилев (организатор «мир искусников») и его товарищи собирали для нее экспонаты. В результате на выставке было представлено более 2000 портретов XVIII – XIXвв.: история России в лицах. В следующем году «мир искусники» решили устроить выставку в Париже. В начале XXв. За рубежом о русском искусстве почти ничего не знали. И вот в залах дворца «Гран-Пале» было показано более 700 произведений русской живописи – от древних икон до современных картин. После Парижа выставку показали еще в Берлине и Венеции.

Парижская выставка побудила «мирискуссников» к более смелым попыткам познакомить Европу с русским искусством. На этот раз был выбран балет. После репетиций, изготовления костюмов и декораций в парижском театре «Шатле» открылся первый сезон «Русских балетов». Были показаны «Павильон Армиды» с декорациями А.Н. Бенуа; «Половецкий стан» из оперы «Князь Игорь» А.П.Бородина с декорациями Н.К.Рериха; балет-дивертисмент «Пир» на музыку Н.А. Римского-Корсакова, М.И. Глинки, П.И.Чайковского, А.К. Глазунова, М.П. Мусоргского с декорациями К.А. Коровина и еще многое другое. С.П. Дягилев открыл публике композитора Игоря Федоровича Стравинского.

«Мир искусства» было одним из самых заметных художественных объединений России. Сергей Павлович Дягилев - русский театральный и художественный деятель, антрепренёр, один из основоположников группы «Мир искусства», организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева». В 1896г. Дягилев окончил университет, но вместо того чтобы заниматься юриспруденцией, начал карьеру деятеля искусства. Спустя несколько лет после получения диплома создал совместно с А.Н.Бенуа объединение «Мир искусства», редактировал одноименный журнал (с 1898 по 1904) и сам писал искусствоведческие статьи. Организовывал выставки, вызывавшие широкий резонанс: в1897 — Выставку английских и немецких акварелистов, затем Выставку скандинавских художников в залах Общества поощрения художеств, Выставку русских и финляндских художников в музее Штиглица (1898), Историко-художественную выставку русских портретов в Петербурге (1905); Выставку русского искусства в Осеннем салоне в Париже с участием произведений Бенуа, Грабаря, Кузнецова, Малявина, Репина, Серова, Явлинского и др.

«Ежегодник Императорских Театров». В 1899 году князь Сергей Волконский назначил Дягилева чиновником по особым поручениям, дал ему редактирование «Ежегодника Императорских Театров». Вместе с Дягилевым пришли в Императорские театры многие художники (Ап. М.Васнецов, А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, В. А. Серов, К. А. Коровин, А. Е. Лансере).

В сезон 1900—1901 Волконский возложил на Дягилева постановку балета Делиба «Сильвия». Дягилев привлек к постановке художников группы «Мир искусства», но дело сорвалось из-за протеста чиновников дирекции. Дягилев не подчинился распоряжению директора Волконского, демонстративно отказался от редактирования «Ежегодника», и дело кончилось увольнением Дягилева.

Русские сезоны. 1907г. Дягилев организовывает ежегодные зарубежные выступления русских артистов, получившие название «Русские сезоны». В 1907 году в рамках «сезонов» были проведены вступления музыкантов — «Исторические русские концерты». В них участвовали, Н.А. Римский-Корсаков, С.В. Рахманинов, А.К. Глазунов, Ф.И. Шаляпин и др. В 1908 г. состоялись сезоны русской оперы; в1909 г. — оперно-балетные выступления. Балетные сезоны затем продолжались до1913 г. Для гастролей балета Дягилев пригласил ряд знаменитых артистов, в том числе М.М.Фокина, А.П.Павлову , В.Ф.Нижинского, Т.П. Карсавину, Е.В. Гельцер. С этой труппой он гастролировал в Лондоне, Риме, а также в США. В оформлении балетов участвовали выдающиеся художники, входившие в «Мир искусства», в частности А.Н. Бенуа, Л. Бакст, А.Я. Головин, Н.К. Рерих, Н.С. Гончарова. «Сезоны» были средством пропаганды русского балетного и изобразительного искусства и способствовали расцвету балета в странах, где этот жанр не был развит.

В 1911г. Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913г.и просуществовала до1929г., то есть до смерти её организатора.

Игорь Федорович Стравинский (1882—1971) — русский композитор, дирижёр. Многие годы был дружен с С.П. Дягилевым. В «Русских сезонах» в Париже прошли премьеры балетов Стравинского «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911), «Весна священная» (1913), принесшие композитору мировую славу.

Творчество Стравинского отличается единством, обусловленным его русскими корнями и наличием устойчивых элементов, проявляющихся в произведениях разных лет. Стравинский принадлежит к числу ведущих новаторов 20 века. Он одним из первых открыл новые музыкально-структурные элементы в фольклоре, ассимилировал некоторые современные интонации (напр., джазовые), внёс много нового в метроритмическую организацию, оркестровку, трактовку жанров. Лучшие сочинения Стравинского существенно обогатили мировую культуру и оказали воздействие на развитие музыки 20 века.

Савва Иванович Мамонтов

Савва Иванович Мамонтов – русский предприниматель и меценат, основатель первой частной Русской оперы. Родился 3 октября 1841 года в купеческой семье Ивана Фёдоровича Мамонтова и Марии Тихоновны, был четвёртым ребёнком. Род Мамонтовых ведёт своё начало от Ивана Мамонтова, о котором известно лишь то, что он родился в 1730 году. В 1760 у него родился сын Фёдор Иванович, которому жители Звенигорода поставили памятник в благодарность за помощь, которую он оказал им в 1812 году. Одна из внучек родоначальника семьи Мамонтовых А.Н.Боткина пишет, что его сыновья, Иван и Николай Фёдоровичи приехали в Москву богатыми людьми. Николай Фёдорович купил дом на Разгуляе. К этому времени у него была большая семья. Между 1829 и 1840 годами родилось шесть сыновей. В 1843 и 1844 годах – две дочери, Зинаида и Вера, которых все очень любили и называли «Зина-Вера», соединяя их в одно, так они были дружны и неразлучны между собой (на Зине женится В.И. Якунчиков, на Вере – П.М. Третьяков).

Все дети Ивана и Николая Фёдоровичей были хорошо образованы и разнообразно одарены. Их отцы были в дружеских отношениях с Кокоревым и Погодиным; с декабристами Ентальцевым, Тизенгаузеном, Муравьёвым и Пущиным. Встречи с ними благотворно влияли на молодёжь. Так, например, через Погодина им открывался весь литературный и учёный мир Москвы. Но особенно Иван Фёдорович Мамонтов был дружен с декабристом И.И. Пущиным, который, как известно, был другом А.С. Пушкина. Савва Иванович, один из сыновей Ивана Фёдоровича Мамонтова, говорил, что эти встречи детства навсегда остались в памяти, воспринял он их и помнил так же хорошо, как и внушённую отцом мысль: главная обязанность человека - труд. «Всякий гражданин должен трудиться. Для пользы своей семьи, общественной и отечественной, а иначе сложится человек в тунеядца. Первый труд юноши - учиться по направлению родителей или старших в семействе».

Музей народного искусства. В 1870 году Савва Иванович купил Абрамцево, в котором возводит ряд построек в русском стиле: керамическую мастерскую по проекту Гартмана (1872), «Терем» (архитектор И.П. Ропет, 1873), церковь (по проекту В.М. Васнецова, 1881-82). Жена Саввы Ивановича Елизавета Григорьевна открывает школу для крестьянских детей и столярно-резническую мастерскую. Елизавета Григорьевна организовывала экспедиции в города и деревни за произведениями искусства народных художников. В 80-х годах в Абрамцеве был создан музей народного искусства. В доме Мамонтовых была хорошая библиотека. Когда кто-нибудь из художников начинал работать над историческим полотном, Елизавета Григорьевна подбирала всевозможную документацию, материалы и литературу о событиях тех лет. Предметы быта, украшенные резьбой, созданные по её рисункам, стали входить в жизнь людей.

Талант скульптора. Савва Иванович принимал деятельное участие во всех семейных начинаниях и немало вложил в них своей души. Он был талантлив во всём. «Его… интересовала керамика, и он завёл гончарную мастерскую, где наряду с другими художниками сам лепил…» Скульптурой Савва Иванович занялся в 1873 году. Специалисты высоко оценили и этот его талант. Он вылепил по фотографиям бюст отца. Затем лепит с натуры бюсты дворника, кучера. Ему позируют Н.В. Неврев, Г.Н. Федотова. Он создаёт бюст композитора Булахова. По памяти Савва Иванович создаёт бюст В.А. Гартмана, который скоропостижно скончался в 1873 году, и этот бюст отвозит в Рим, чтобы перевести его в мрамор. Работа понравилась всем, кто был знаком с покойным.

Помощь молодым художникам. Савва Иванович стал перестраивать свой дом, готовясь к приезду друзей-художников. Всю жизнь он будет совершенствовать свой дом, чтобы создать наилучшие условия для их жизни и творчества. Он создаст в нём кабинет, который со временем превратится в театр, мастерскую для своих талантливых современников. В течение двух лет он нечасто, неназойливо повторяет им свои приглашения. В 1877 году В.Д. Поленов и И.Е. Репин приезжают в Москву, где они нашли радушный приём и широкие возможности для творчества. В Москве образовался художественный кружок, о котором они все мечтали в Италии. Москва сразу дала художникам материал для работы, вдохновила их. Так, В.Д. Поленов в первые же месяцы своей жизни в Москве написал картину «Московский дворик», которую с выставки купил П.М. Третьяков. И.С. Тургеневу тоже понравилось это полотно, и он едет к Поленову в мастерскую и просит выполнить для себя повторение.

Художник Валентин Серов познал в семье Саввы Ивановича и Елизаветы Григорьевны Мамонтовых радость беззаботного детства, а повзрослев, полную удовлетворённость своим трудом. Здесь вместе с ним взрослела Веруша Мамонтова - дочь Саввы Ивановича, знаменитая «Девочка с персиками».

Замечательный художник В.М.Васнецов в самом начале творческого пути нуждался как в материальной поддержке, так и в личном, духовном общении. С Саввой Ивановичем его познакомил Репин в 1878 году. О их первой встрече Васнецов вспоминал: «…Он поразил меня и привлёк даже своей наружностью: большие сильные… волевые глаза, вся фигура… складная, энергичная, богатырская…, обращение прямое, открытое – знакомишься с ним…, а кажется, что уже давно был с ним знаком…».

Мамонтов постоянно давал Васнецову заказы: рисунки для школы, которая была выстроена и открыта Мамонтовым в Абрамцеве, картины для неё же, многое для Абрамцевской церкви. «Мои там работы: …образ «Богоматери», «Преподобный Сергий» и несколько других малых образов. Своей рукой я расписал клиросы, …пришлось набирать мозаику пола с рабочими…» Васнецов многие годы ощущал к себе внимание, отношение чистого, неравнодушного сердца. Он хранил и любил перечитывать написанные ему Саввой Ивановичем строки: «Если ты бодр, здоров и весел, это всё, что нужно, и за успехом в работе дело не станет. Если ты станешь... предаваться какой-то непонятной мировой скорби (сколько доброго семени сгорало на этой негодной почве), то напиши мне, я изругаю тебя... Знай, что ты прочно сидишь в сердцах людей, выразивших тебе свою дружбу неподдельно и искренно. А ведь это сознание - хорошее подспорье в жизни. Сколько людей на свете идут тропой злобы только потому, что окружающие равнодушны к ним…» Спустя годы Васнецов напишет о Мамонтове, что его роль во многих «областях общественной жизни значительна, как личности одарённой, творческой… Кто знал его или только раз встретился с ним, тот его уже не забудет… Он …привлекал к себе… особенной чуткостью и отзывчивостью ко всем тем чаяниям и мечтам, чем жив и живёт художник… С ним было легко работать…».

Сохранил благодарность к С.И. Мамонтову ученик Саврасова и Поленова - художник Константин Коровин. Успехом у публики он ещё не пользовался, когда Савва Иванович угадал его скрытые таланты и пригласил к себе после окончания училища, предложив писать декорации и рисунки костюмов. Коровин нашёл в доме Мамонтовых родственную любовь и заботу.

Давно признан художник М.А. Врубель. Но этого не было при его жизни. В доме Мамонтовых Врубель обрёл душевное равновесие, уверенность. Здесь в большом кабинете Саввы Ивановича, мгновенно подчинившись общему творческому настроению, Врубель написал «Демона». Вот строки из его письма: «Обстановка моей работы превосходная - в великолепном кабинете Саввы Ивановича Мамонтова…». «Я занят, - писал он сестре в конце 90-х годов, - ...постройкой (по моему проекту) пристройки к дому Мамонтовых в Москве с роскошным фасадом, в римско-византийском вкусе... Скульптура вся собственноручная…».

В жизни Московского художественного кружка в разной степени принимали участие В.И. Суриков, М.В. Нестеров, Аполинарий Васнецов, И.И. Левитана, Сергей Малютин, Сергей Коровин, Н.В. Неврев, А.А. Киселёв, В.А. Симов, П.А. Спиро, И.Е. Бондаренко, Н.Н.Ге, мастер-кирамист Петр Ваулин. Все участники Московского художественного кружка работали очень много, труд составлял смысл и счастье жизни. Благодаря кругу друзей, собиравшихся под крышей дома Мамонтовых, художником-пейзажистом и собирателем живописи древнерусских художников стал Илья Семёнович Остроухов.

Мамонтовская опера

9 января 1885 года в Москве, в Камергерском переулке, в помещении бывшего театра Леознова Савва Иванович открыл театр под названием Московская частая русская опера, которая стала началом великого преобразования сцены. Московская частная русская опера, работавшая в 1885-1888, 1896-1905 под разными названиями, прочно вошла в историю нашей культуры, она пропагандировала произведения русских композиторов, объединяла крупнейших деятелей различных областей русского искусства. Московская частная русская опера дала миру Ф.И. Шаляпина. На её подмостках начался расцвет творчества и многих других гениальных артистов. Дирижёрами здесь работали М.М. Ипполитов-Иванов, ещё молодой, но уже имевший опыт работы в Тифлисской опере, и С.В. Рахманинов, которого пригласили сюда сразу после окончания консерватории. Спектакли, поставленные на сцене Московской частной русской оперы, оставили о театре добрую память, сделали его драгоценным камнем в короне, венчающей искусство Москвы.

Савва Иванович имел особый дар намного раньше, чем другие, уловить в человеке талант. Широко, открыто шел он навстречу творчеству, искреннему порыву его, мастерству, живой деятельной мысли, оказывал помощь, не ожидая просьб. В жизни Московского художественного кружка роль Мамонтова не ограничивалась умением понимать искусство, умением ценить талантливого человека, хлебосольством и радушием хозяина дома. В общении с художниками раскрылись и другие таланты Саввы Ивановича, дар режиссёра, художественного руководителя театра. Мамонтовы регулярно устраивали любительские спектакли, послужившие основой Московской частной русской оперы. Савва Иванович писал прекрасные стихи и пьесы. «…Многие пьесы ставились на домашней сцене с успехом», - вспоминал В.М. Васнецов. Всё окружение Саввы Ивановича: его жена и дети, «братья Саввы Ивановича, и их семьи, племянницы, племянники – все жили искусством, сценой, пением в этом веющей художеством атмосфере и все оказывались под волшебным жезлом дяди Саввы прекрасными, чуть не гениальными артистами…».

Купцы – меценаты и коллекционеры – многое сделали для русской культуры. Они способствовали созданию театров, музеев. Благодаря им Россия имеет одно из лучших в мире собраний новой французской живописи.

Конец XIX - начало XX вв.  по праву называют «Золотым веком» меценатства России. И помимо громких имён, истории известны такие благотворители, как   К.П. Головкин, В.А. Курлина, М.Д. Челышов и братья Шихобаловы. Братья Шихобаловы славились своей Шихобалов Антон Николаевичблаготворительностью. Наибольшим размахом среди братьев выделялся Антон Николаевич. Он являлся членом почти всех самарских благотворительных и многих просветительских обществ и за свою благотворительность был награжден золотыми медалями всех степеней, орденами Станислава и Анны, знаком Красного Креста. Он заслужил звание почетного гражданина Самары, а 1 января 1907 года был пожалован в звание коммерции советника. А.Н. Шихобалов жертвовал деньги на строительство большого количества церквей и учебных заведений при них в Самаре и ее окрестностях. В Самаре практически полностью на его средства были построены церкви Покровская и Ильинская. Кроме того, он был старостой Свято-Троицкого женского монастыря Бузулукского уезда. При монастыре была открыта церковно-приходская школа, в которой обучались дети разных сословий. Дети жили в монастыре на полном обительском содержании. В Самаре А.Н. Шихобалов принял активное участие в постройке Кафедрального собора, он содержал и украшал его за свой счет.

В 1893 году Шихобалов отдал под богадельню для престарелых и увечных людей и странноприимный дом двухэтажный каменный особняк. Обеспечил Антон Николаевич Шихобалов и построенную им же возле Покровской церкви по последнему слову техники больницу. Были здесь рентгеновский кабинет, водолечебница, специальный кабинет для электротерапии и электродиагностики, две операционные, аптека, буфет и кухня. Половина из пятидесяти больничных кроватей здесь были бесплатными.

Заметный след в общественной жизни города оставил купец 1-й гильдии Михаил Дмитриевич Челышов. Он всегда заботился об образовании. М.Д. Челышов участвовал в работе 3-й Государственной Думы. Его деятельность в Думе явилась продолжением его антиалкогольных мероприятий в Самаре. В 1902 году Я.Я. Тейтель вместе с М.Д. Челышовым создал в Самаре детский сад с целью предупреждения употребления спиртных напитков подростками. Михаил Дмитриевич был автором этой идеи. Тейтель собрал необходимые деньги и стал первым заведующим этого детского сада. М.Д. Челышов встал на трудный и рискованный путь. Только в стотысячной Самаре тогда было свыше 450 пивных и около 400 трактиров, и тысячи людей кормились с пьяного дохода.

В культурной жизни города Самары нельзя не отметить деятельность купца 2-й гильдии К.П. Головкина. Можно справедливо отнести К.П. Головкина к родоначальникам краеведческой работы, понимая это в самом широком плане. Он непосредственно участвовал в рождении самарского кружка художников, в развитии его выставочной деятельности, в становлении музейного дела, видя в этом высокие задачи художественно-нравственного воспитания своих земляков, занимался археологией, изучал, собирая материалы, историю города и его архитектуру. Челышов успел многое сделать для Самары с 1909 по 1912 годы. Конечно, не всегда эти начинания были научно совершенны, но Головкин был убежден в их плодовитости и значимости для дальнейшего развития культуры Самарской губернии.

Альфред фон Вакано. В 1902г. Вакано дарит под детский сад для бездомных и сирот большой земельный участок вблизи Молоканского сада, у губернской земской больницы, принимает живое участие в работе губернского комитета по фабричным и горнозаводским делам присутствия, будучи его членом и представляя в нем интересы местных фабрикантов и заводчиков, является многолетним бессменным членом местного управления Российского общества Красного Креста, гласным Самарской городской думы, возглавляет ремесленный приют-училище, входит в состав попечительского совета частной женской гимназии Харитоновой и губернского Алексеевского комитета по призрению детей лиц, погибших в войне с Японией, состоит членом Самарского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых и других учреждений. В 1914г. вошёл на правах члена-учредителя в состав губернской ученой архивной комиссии.

7августа 1914г. Альфред Филиппович обратился в Самарскую городскую думу с письмом:

«Считая долгом гражданина не остаться безучастным к тем испытаниям, которые переживает Россия, имею честь представить в распоряжение Городского общественного самоуправления на цели содержания и лечения раненых в боях русских воинов новую, вполне оборудованную больницу в 30—35 коек, находящуюся в г. Самаре на углу Николаевской и Хлебной улиц в доме Товарищества Жигулевского пивоваренного завода, причем в течение всей войны я принимаю на себя обязанность содержания и лечения поступающих туда раненых».

Альфреду Вакано была выражена благодарность. Тем не менее, в 1917г. Зубчанинов сообщил гласным думы, что Альфред Вакано, высланный два года назад из Самары по обвинению в шпионаже, арестован в Бузулуке новой властью. Он попрекнул своих коллег за то, что они в самом начале войны против Германии приняли от такого человека дар в 36 тысяч рублей.

Благотворительность в Советской России – раскол между государством и обществом.

Традиция российской благотворительности была нарушена революцией 1917 года. Идеология революции не допускала никаких форм благотворительности.

Все средства общественных и частных благотворительных организаций были в короткие сроки национализированы. Их имущество передано государству, а сами организации упразднены специальными декретами. Большевики начали кампанию безжалостной критики «буржуазной филантропии», которая, по их мнению, лишь маскировала «эксплуататорскую сущность» российского предпринимательства.

В целях соблюдения «революционного порядка» любая частная (как, впрочем, и общественная) благотворительная деятельность пресекались. Так, в 1921 году писателю Максиму Горькому запретили организовать кампанию помощи голодающим в Поволжье, а международным благотворительным организациям не разрешили доставить голодающим продукты питания и медикаменты. Официальная идеологическая позиция по отношению к благотворительности была отражена в Большой советской энциклопедии, изданной в 1927 году. Там благотворительность трактовалась как «явление, свойственное лишь классовому обществу», тогда как «социальному строю СССР чуждо понятие благотворительности».

Однако в годы Великой Отечественной войны с помощью церкви на оборону страны было собрано 200 миллионов рублей. Часть из них пошла на танковую колонну имени Дмитрия Донского и авиационную эскадрилью имени Александра Невского. Люди сдавали не только деньги и драгоценности, но и одежду, обувь, приносили, кто что мог. Потом функции благотворительности опять целиком взяло на себя государство, но коллективный труд на благо общества (субботник, сбор макулатуры и металлолома, движение школьников-тимуровцев, помощь пенсионерам) приветствовался.